Заочная дискуссия на тему:

"Кадетское образование или кадетское воспитание"   

 

 

В.Левченко

Чем отличается суворовско-нахимовская кадетская школа от "кадетского образования"

 

Постараемся обойтись без заумных умствований на тему образования: стало модным  со стороны педагогов обвинять всех непричастных в дилетантизме - мол вы здесь не стояли, чтобы рассуждать. Стояли. И даже очень. А уж общеобразовательную школу прошли все, испытав ее на «своей шкуре». Так что об опыте и сравнительных результатах можем и поговорить.

  

Немного педагогического историзма, то бишь генезиса.

Старая советская школа. Насколько она была жива. Интересна и систематична. Разве кто-то говорил в те далекие «почти былинные» времена, что в школе все ученики перенапрягались? Сегодняшняя перегрузка начала входить в школу во времена поздней перестройки. А с начала 90-х, когда в школе – консервативном инструменте – стал пропагандироваться принцип: разрешено все. Тогда и стали внедряться в школы разные т.н. «реализации научных изысканий» педагогов, которые вместо того, чтобы заниматься главным делом педагога – учить детей, стали писать диссертации. Вот появились разного рода «авторские программы» по разным предметам. Считалось, чем больше оных, тем легче любому педагогу выбрать программу, соответствующую способностям его учеников. Тот, кто повыше из научных, менял уже системы дисциплин.

 

Общее образование.

Вынужденная ошибка нашего образования произошла давно, во времена знаменитого «ликбеза», когда основное население страны надо было научить писать и считать. Поэтому и начали с грамматики и арифметики. Постепенно и по умолчанию эти два предмета, по сути представляющие только инструменты науки, и стали ОСНОВНЫМИ школьными предметами. На долгие года.

Ведь язык, как предмет, есть инструмент выражения мыслей посредством звуков или изображений – букв. Любой язык, хоть индейцев с островов Тихого Океана. Но мысли-то рождает не язык!

А математика – лишь инструмент описания взаимодействий. Происходящих в живой и неживой природе. И развитие инструментария дошло сегодня до того, что в выпускных классах преподают матричное и дифференциально-интегральное исчисление. Не задумываясь, а нужно все это выпускнику средней школы, если он не будет затем учиться в техническом ВУЗе? Подумали об этом те «педагоги», которые принимали решение о введении такого в математику? Вопрос, как говориться, интересный.

Основными предметами, по моему глубокому убеждению, являются вовсе не инструментальные, а природные, иначе – естественнонаучные. То есть: предметы о неживой материи – физико-химические – и о живой материи – биолого-анатомические.

И еще. В то же далекое «ликбезовское» время не попала в основные предметы – риторика. Предмет учивший связанно и красиво выражать свои мысли. Можно сказать, что и философски-поэтически. Странным не кажется, что поэтов и литераторов тогда было куда как больше, нежели сегодня, в век полной информации? И куда-то делась ЛОГИКА. Кто вспомнит аттестат Ульянова (Ленина)? Ведь было ЭТО в старой дореволюционной школе. Было! Учили размышлять, делать анализ и выводы на основе знаний. То есть учили ЛОГИЧЕСКИ ДУМАТЬ. Именно этого и не хватает теперь разным псевдонаучным теориям в педагогике. Теорий много, а результаты все хуже.

Теперь поговорим об этой самой логике. Точнее об ее отсутствии в практике педагогики. На примере.

В 1999 году довелось работать в Ачинске и Красноярске – тамошних кадетских корпусах. Вот в Красноярском корпусе тогдашний довольно молодой завуч никак не мог понять нескольких простых вещей.

В параллельных 7-х  классах начинали преподавание физики два педагога по РАЗНЫМ учебным программам! У каждого программа своя - авторская! На вопрос, а как возможно в случае болезни какого либо из учителей другому вести предмет, понятно, внятного ответа не нашлось. Было сказано, что "каждый педагог имеет право". Хотя логичнее всего в начальный период действия корпуса учить всех не по авторским, а по базовым программам. Хотя бы потому, чтобы выровнять знания поступивших  из РАЗНЫХ школ в корпус. Но самое интересное заключалось в том, что один из педагогов 7 класса - именно в нем начинается и физика и геометрия - выбрал некую разрешенную авторскую программу. Автора не помню. Так вот, физика начиналась по этой «инновационной программе» с … ОПТИКИ. Мол, как мне объяснял тот педагог, человек видит свет, вот с него физику и надо начинать изучать. На вопрос, а как преломление света через линзу вы преподаете в первой четверти, если по программе  геометрии окружность и дугу проходят в третьей четверти? Ответа не было. Вот такая она «инновация» педагогики - отсутствие любой логики.

В Ачинском корпусе на собрании учителей спросил: как вы относитесь к старой школьной системе чередования наук: ботаника-зоология-биология-анатомия-общая биология?  Да с удовольствием!. Да так и надо! Это ЛОГИЧНО - ответили учителя, - только вот чиновнички--то дают ДРУГИЕ программы. Такая у них – чиновников от педагогики - «логика». Уверен, по преимуществу троечная, ЕГЭ-шная, ибо только ненавидящий школу может такое с ней вытворять.

О логике сегодняшних ревнителей кадетского образования чуть ниже.

 

Образование в кадетском учебном заведении.

Не думаю, что открою Америку для тех, кто учился в старых СВУ, но, как мне представляется, для руководителей «от педагогики», постоянно трещащих о «модернизациях» и «инновациях» в учебном процессе, скажу нечто новое и незнакомое: В старой суворовско-нахимовской школе, модно называемое сегодня «высококачественное кадетское образование», было делом само собой РАЗУМЕЮЩИМСЯ. То есть буквально, как поесть для человека. Есть оно такое и есть. И никто не задумывался о модернизациях его и инновациях. Понятно, что речь в данном контексте мы ведем о содержании, в то время как инновация методики преподавания – и никто не собирается с этим спорить – дело самого учителя.

Чем же достигалось высокое качество усвоения знаний в СВУ по сравнению с обычной школой. Постараюсь изложить виденное и пройденное в Казанском СВУ в начале 70-х.

Во-первых, строгой организацией плановых занятий. Здесь было достаточно только двух требований:

- Никто не мог снять с урока суворовца. Никто и никуда: никаких украшенческих шеренг для прохождения какого-то там губернатора в свои покои, ничего подобного этому. Только внутренний наряд и только СТРОГО по очереди, равно для всех и каждого. Тех, кто послабее в учебе старались ставить на выходные, чтобы не пропускал уроков. Были у нас наказания, но только нарядом на работу, которые отрабатывались ТОЛЬКО в личное время. Все гуляли, а ты наводил порядок на территории. Чтобы чисто было другим гулять.

- Не припомню НИ ОДНОГО случая, чтобы у нас НЕ СОСТОЯЛСЯ урок, даже если преподаватель заболел. Приходил другой. Заменяли урок на более легкий, например, физмат на гуманитарный предмет. Но это бывало крайне редко. Обычно приходил офицер-воспитатель и проводил урок самостоятельной подготовки по ДАННОМУ предмету. Ему передавалось задание от учителя, что изучить, и офицер-воспитатель это давал нам – суворовцам. 15 минут изучения самостоятельно, затем лучший по предмету объяснял всем остальным тонкости изученного, затем мы решали примеры. Вот такая она была инновационная методика. Вот такие у нас были офицеры-воспитатели, готовые заменить любого учителя хотя бы на один урок. Где, в какой школе ЭТО возможно?

Во-вторых, строжайшей организацией самостоятельной подготовки. Это было святое. Нельзя было почитать не относящуюся к тематике художественную книгу. Даже если все уроки уже сделал. Нельзя было без разрешения своего командира, такого же однокашника, встать, чтобы подойти к шкафу - взять книгу или тетрадь. Только на перерыве. Нельзя было разговаривать друг с другом, даже чтобы объяснить товарищу то, что он не понял. Для этого отводились 15 минут последнего – третьего часа самоподготовки. В это время самый умный по предмету объяснял другим, как решить какой-то пример из домашнего задания. И все четыре взвода (класса) контролировал ОДИН дежурный офицер-воспитатель. Он просто тихо ходил по коридору при открытых в классах дверях и всех видел. Нарушителей брал «на карандаш», назавтра после обеда – к ротному на разбор. Можно было получить наряд на работу, можно и лишиться увольнения.

В-третьих, как ни покажется странным, организацией социалистического соревнования между взводами. Каждый отвечал не только за себя, но и за взвод. После окончания занятий один суворовец из наряда считал количество оценок в журналах всех взводов, и данные вывешивались на специальной доске. Там же были оценки за уборку спальных помещений и дисциплину – их ставил дежурный офицер-воспитатель. Ну не хотелось никому, чтобы твой взвод был хуже других. Вот и старались. Последний по результатам за месяц взвод следующий месяц ходил в строю роты последним.

В-четвертых, строгим порядком в помещениях. Именно это способствовало воспитанию нашей организованности. Каждая вещь наша лежала в строго определенном месте. Были специально сделанные шкафы, например, для спортивного имущества, в которых были отдельные ячейки для каждой принадлежности лыжного костюма или костюма для занятий в спортзале. Нам хватало 15 минут, чтобы навести порядок в классе после урока, переодеться в спортивную форму, по подземному переходу перейти в спортзал. А там всего на всех хватало. Например, для занятий гимнастикой на 20-25 суворовцев приходилось не менее 5 спортивных снарядов: две перекладины, двое брусьев и опорный «козел». Гимнастика была основой зальных упражнений, ибо тренировала все тело. За 40 минут  суворовец успевал только на снарядах провести не менее 10 минут. Плюс 10 минут помогал в качестве страхующего своему товарищу. Вот такая она инновационная методика. Неудивительно, что приходившие хлипаками уже через год становились гимнастами, которым можно было выступать по тогда существовавшим юношеским разрядам. Все сказанное относилось к тому, что наши командиры в то время ПРОДУМЫВАЛИ каждую мелочь в организации педагогического процесса. Расположение роты, состоявшей из 4 взводов (классов) делилось паркетным коридором на спальную и учебную половину, Т.о. класс находился от спального помещения через 3-6 метров. Это нам позволяло даже в вечернее личное время перед вечерней поверкой (если память не изменяет, это было что-то около 45 минут) побывать в классе и что-то доделать из уроков. Кто-то из суворовцев помогал товарищам с учебными материалами, многие играли в шахматы. Тоже развивает логику.

Думаю, что достаточно привел тогдашних «инновационных» решений наших учителей и командиров-воспитателей. Ветераны-суворовцы, уверен, могут в большей степени дополнить меня такими "инновациями". которые нынешним руководителям "от педагогики" и не снились.

Вот почему для нас и наших учителей не было необходимости "трындеть" на каждом углу о повышении эффективности, о «инновациях-модернизациях».

Почитаем: "Минобороны России и лично министр Анатолий Эдуардович Сердюков создали практически идеальные условия для учёбы и проживания воспитанников. Современное учебное оборудование, мебель, специализированные кабинеты и информационно-техническая поддержка. Таким образом, создан внешний стартовый инновационный климат. Нашей задачей было и остаётся создавать, развивать внутренний инновационный климат, найти, включить и использовать свои внутренние источники, резервы. В таких условиях невозможно не использовать современные образовательные технологии".  Вы что-нибудь из этого поняли? Что-то созвучное старому: "Теперь попросим начальника транспортного цеха. Расскажите нам об изыскании внутренних резервов. Начальник транспортного цеха?! Он в зале?"

И еще: "Участников конференции заинтересовал наш опыт проектной деятельности. Суть данного подхода - создание партнёрских отношений между педагогом и воспитанником. Несмотря на то что мы ещё очень молоды, мы смогли представить собственные инновационные находки как в управлении учебным заведением, так и в содержании учебного процесса."  (Красная Звезда, 17.06.11) Что, в чем и как? Не совсем понятно, кроме набора умных слов.

 

Наша советская суворовско-нахимовская школа была лучшей, обстоятельной и глубокой, но далеко не ретроградской, как некоторые пытаются сегодня это представить.

Именно такая школа помогла не только мне по прибытию в тогда еще Ленинград, в весьма серьезное учебное заведение – Военно-космическую академию (тогда все суворовцы в пятигодичные ВВУЗы сдавали экзамены), понять, что уровень моей и моих товарищей подготовки ни в чем не уступал, а в некоторых предметах – физике и математике -  превосходил уровень подготовки мальчишек, прибывших из двух столичных городов. не говоря уже о спортивной подготовке.

 

Что же такое "школьная инновация".

Очень много говорят в последнее время о т.н. «инновациях» в образовании. Понятно, что под этим замудренным словом понимается, как правило, ОБЫКНОВЕННОЕ внедрение в учебный процесс различного рода ТСО. Военные это сразу расшифруют – технические средства обучения. Ничего нового, известно давно, и метода стара, как мир. Внедряли уроки, помниться, даже по телевизору, только потом время телевизионное стало весьма платным, поэтому стало невыгодным нести просвещение в массы.

Главной «инновацией кадетского образования» сегодня является усиленное педалирование лозунгов-слоганов: кадетское образование готовит высокоподготовленных выпускников к государственной (иногда и снисходительно добавляют, в том числе к военной) службе.

Вот и давайте на этом остановимся поподробнее.

Во-первых, СВУ и НВМУ готовило своих воспитанников НЕПОСРЕДСТВЕННО к военной службе – сразу по прибытии в ВВУЗ принималась военная присяга, и суворовец-нахимовец становился ПОЛНОПРАВНЫМ военнослужащим. Выпускник т.н. кадетского корпуса СРАЗУ после его окончания НИ НА КАКУЮ госслужбу принят быть не может по определению. Следовательно, утверждение оного - есть ложь.

Во-вторых. Вдумаемся в старую пословицу: не будешь кормить свою армию – будешь кормить чужую, что значит: не будет в Отечестве СИЛЬНОЙ военной службы, то бишь армии, – НЕ нужна будет и любая госслужба.

Следовательно (вот ведь какая она, логика!), главной из госслужб является военная.

Да, она опасна и трудна, видимо именно поэтому все блага достались гражданской госслужбе. Там тихо, уютно и не каплет. Впрочем, я ошибаюсь, "каплет". И не хило так "каплет", что недаром все стремятся в нее.

Поэтому, насоздавав (о целях и причинах создания поговорим отдельно) в лихие для общего образования 90-е разного рода «кадетские корпуса» - от детсадиковских до монастырско-православных, в головы замученных педагогов уложили внешнюю ОДИНАКОВОСТЬ суворовско-нахимовской военной школы и новоявленных "кадетских" учебных заведений. Не понимая внутренней воспитательной миссии первых, зная только чисто юридическое подобие первых и вторых по типу образовательных программ, было решено не поднять вторых до первых, а опустить первых до всеобщих. Ибо для того, чтобы что-то СОЗДАТЬ, это надо знать, а не думать, что знаешь. Именно поэтому у нас в последнее время все «инновационные реформы» только ухудшают ситуацию.

Представляется, что все это произошло потому, что в демократию «стали играть» и управлять нами какие-то троечники по жизни. Ибо если человек-профессионал, то есть «любящий свое дело», не променяет его (свое любимое дело) на теплое место в выборном, но «болталогическом» органе власти. Променяет только неудачник в своей профессии – ему то как раз и кажется, что он профессионал во всем: в управлении гимназией или в управлении военной наукой, в табачно-акцизном контроле и военной педагогике, в мебельной торговле или в военном управлении, в гинекологии или в сельском хозяйстве. Такое вот извращенное понятие профессионализма. Впрочем, нашли подходящее очередное замудренное слово – специалитет. То есть, специалист во всех областях. Ну как любой наш госслужащий!

И теперь последнее. Главной характеристикой основного числа современных госслужащих – неумение и нежелание принимать решения, за которые может наступить ответственность.

Приведем слова главы администрации одного из городов России: «….потому что понимаешь, что ты можешь где-то ошибиться и тогда это будет роковая для тебя ошибка». Что еще можно к этому добавить?

 

К чему нас готовили?

Нас готовили к военной службе. Это сегодня якобы готовят к непыльной, но высокооплачиваемой госслужбе. Умудрились, однако, и тут все перевернуть. Повторю, нас готовили к военной службе, к защите Отечества.

Люди, далекие от внутренней сути суворовско-кадетской школы, сразу начинают говорить о патриотизме и прочая, прочая, прочая. Еще раз повторю – и это было само собой разумеющимся. У нас об этом НЕ говорили. В нашей школе это воспитывалось на бессознательном уровне - вся система была направлена на воспитание любви к своей Родине. Без всяческих придыханий. Иного мы и не мыслили. Это потом, отдельные из нас – в семье не без урода – начнут говорить, какими нас интернационалистами воспитывали. Не было этого так, как описывается. Да, говорили о братской помощи. Да, мы верили. Это была тогдашняя идея. Не более. Нас воспитывали совсем ДРУГОМУ. Человеку штатскому, боюсь, трудно это понимать.

В первую очередь нас учили принимать решения. От простых к сложным, как учит логика. Те решения, за которыми, может быть потом, будут стоять жизни других, подчиненных. Может быть, жизнь твоего сегодняшнего однокашника. Принимать решения исходя из знаний и точного анализа обстановки (вот где они и нужны, знания!) – троечник не мог принимать решения по определению, ибо НЕ знал, что решить. Это сегодняшняя школа учит угадывать решения, на это и направлена система ЕГЭ. А уж в госслужбе – это основное правило – угадать мнение начальника. Не поэтому ли так соединены сегодня: ЕГЭ и подготовка к госслужбе. Не поэтому ли анализ на основе цепочки - знания-логический вывод-связанное изложение мыслей (риторика) - заменены натаскиванием на ЕГЭ?

Затем нас учили, постоянно учили, отвечать за свои решения. Начинали с ответственности за свои поступки и проступки. Которые мы делали в кругу своих товарищей-однокашников. Отвечать за личные результаты в числе результатов своей команды - взвода, роты, училища. Отвечать за себя самое в отпуске, когда ты в родных местах ПРЕДСТАВЛЯЛ свое училище. А потом учили в летнем лагере на тактических полях, как послать дозор через минное поле, чтобы жизни сохранить своих товарищей. Какое решение принять? Чтобы своих не угробить. Но все время ОТВЕЧАТЬ. Как и пришлось отвечать перед выпуском и за результаты своей учебы в СВУ: чем выше результаты, тем больше вероятность, что поедешь в то военное училище, куда хочешь, а не в то, в которое пошлют. А ведь посылали. Да и правильно: мы знали, что если Родина на тебя потратила деньги, а ты не соизволил постараться, доказывай еще раз, что ты не худший. Но мы все пошли в военные. У нас нарушителей своего слова – а ведь все давали слово стать офицером - не любили.

Ну и высшим смыслом такой ответственности является ответственность за судьбу своей Родины.

Нас еще учили быть командой и в команде. Карьера карьерой – она будет  потом, когда будем соревноваться в мирной жизни, кто лучше покажет свое подразделение и докажет, что лучший, а команда командой. Нас учили быть заедин в своем отделении-взводе-роте-училище. Где еще так воспитывают? Воспитывают в ПОСТОЯННОЙ взаимопомощи, а не в индивидуальной цели «карьерно-социального лифтинга».

Еще нас наставляли к будущей жизни опытные офицеры, которые могли по-мужски подсказать нам, как и где лучше реализоваться в будущей военной профессией. Ибо знали ее – военную профессию не по книжкам. Хотелось бы спросить, а знают ли нынешние наставники ту государеву службу, к которой с такой легкостью уже могут готовить своих кадет? Да знают ли педагоги, которые сегодня готовы ориентировать старшеклассников на будущее, что-либо о других профессиях, кроме педагогики. Вот такая коллизия: военные офицеры–воспитатели о военной жизни знали и РЕАЛЬНО помогали нам сориентироваться, а нынешние педагоги только умозрительно думают, что смогут сориентировать любого к любой будущей профессии. Непонимание этого «руководителями от военной педагогики» исказило их представление о роли и месте офицера-воспитателя. А старых документов о кадетском воспитании, как понимается, они и не читывали, «не царское это дело» - читать настоящую педагогическую литературу. Написала диссертацию о муниципальном образовательном округе, и ... уже «короленко в кадетском образовании». Это я о госпоже Фральцовой – одной из основных разрушительниц суворовско-нахимовской школы.

Еще нас учили беречь ЧЕСТЬ свою личную и своего подразделения. Нас научили беречь честь КАДЕТА. Не всех, надо признать. Бывает всякое. Но в большинстве своем.

И, наверное, самое главное. Об этом не говорят на педагогических сборах и не пишут диссертаций психологи. Чтобы это понять – надо ПРОЖИТЬ в коллективе таких же, как и ты. Прожить годы. Чтобы на подсознательном уровне впитать в себя ПСИХОЛОГИЮ КОЛЛЕКТИВНОГО ВОЕННОГО ОБЩЕЖИТИЯ. Когда ты внутренним разумом понимаешь, как вести себя среди своих, оценивать своего товарища, вырабатывать умение разбираться в людях. То есть на опыте понять психологию человека. Тебе подобного. И на основании этого понять свой внутренний психологический мир. Вот почему выпускники суворовских и нахимовских училищ оказались наиболее стойки в на следующем этапе жизни. И все это для того, чтобы по выпуску уже ВОЗГЛАВИТЬ группу однокашников в ВВУЗе. И возглавить умело. И воспитывать себе подобных в своем же возрасте. Где готовят таких лидеров? 

А сегодня мы только и слышим: «кадетский корпус нужен, чтобы воспитать настоящих патриотов своего Отечества, будущих госслужащих!». Для пошедших суворовско-нахимоскую военную школу это кажется наивным и дилетантским.

 

Сделаем выводы, хотя и неутешительные.

 

Разговоры о повышении качества образования путем его инновационно-модернизационного совершенствования - есть ни что иное как признание факта развала общеобразовательной школы за время «демократической перестройки» руководителями «от педагогики», для которых важнее формы нежели суть. Эти люди так и не поняли марксистско-ленинской философии об основных категориях диалектики. Что еще раз доказывает, что основы философии  - логику и риторику надо начинать изучать уже в средней школе.

 

Простое незнание, да и просто «троечное» неумение пользоваться мыслями Великих, привело к тому сегодня в головах педагогов «образование включает воспитание». Кто-то когда-то в своей диссертации такое написал, и все теперь ссылаются на это "умозаключение". Только вот имя того великого «педагога» как-то осталось неизвестным, хотя дело его живет. Таким образом, УЧИТЕЛЬ превратился в ПРЕПОДАВАТЕЛЯ. Один учит, другой дает материал. Один несет ответственность за того, кого научил и за то, чему научил, другой – нет.

 

Высококачественно общее образование в советских СВУ и НВМУ было делом само собой разумеющимся. Главным было воспитание тех черт характера будущего военачальника, которые НИКАК не годятся сегодняшним госслужащим. А те качества, которыми должен сегодня обладать госслужащий – уметь быть угодливым, прогнуться, исполнить и быть преданным невзирая ни на что – никак не годятся для НОРМАЛЬНОГО офицера. Вот в этом и заключено ГЛАВНОЕ противоречие системы образования в т.н. «кадетских корпусах» и системы воспитания в суворовско-нахимовской военной школе. Вот почему методично и жестко сегодня разваливают остатки той старой школы, заменяя ее на невзрачные ПКУ – президентские кадетские училища.

 

Видимо потому, что суворовско-нахимовская военная школа готовила людей умеющих принимать решения и отвечать за них, людей, имеющих понятия о чести и достоинстве, болеющих за свое Отечество, она стала быть опасной этой власти - власти лизоблюдного, трусливого и вороватого чиновничества.

Поэтому ее и уничтожают, заменяя на суррогаты.

 

Заинтересовавшихся прошу дополнить или опровергнуть.

В.Левченко

2011