Алексей Андреевич Аракчеев 1769-1834 - Генерал от артиллерии. Со времен Пушкина, написавшего на А.А.Аракчеева язвительную эпиграмму, "аракчеевщина" вошла в отечественную историю как символ реакционности. Между тем знаменитый "реакционер", как свидетельствуют историки, имел несомненные государственные и военные заслуги, отличался необыкновенной честностью и трудолюбием. Полагают, что Аракчеев мог бы остаться в памяти потомков более привлекательной личностью, если бы самодержцы, которым он беззаветно служил, не использовали его способности односторонне.

На формировании его личности, возможно, сказались трудности и унижения, с которыми он столкнулся, приехав молодым юношей из Новгородской губернии в Петербург поступать в Артиллерийский и Инженерный кадетский корпус. Будучи сыном бедного помещика, не имея средств и связей, Алексей Аракчеев был принят туда лишь благодаря милости директора корпуса, сжалившегося над обнищавшими в негостеприимной столице юношей и его отцом. В корпусе Аракчеев быстро выдвинулся в число лучших кадет, по выпуску получил чин офицера и был оставлен при корпусе преподавателем-репетитором, вскоре стал там начальником гренадерской команды. Как способный офицер был рекомендован графу Н.Салтыкову, президенту Военной коллегии, который, в свою очередь, порекомендовал его помощником великому князю-наследнику Павлу, создававшему в Гатчине "для экзерциций" свои войска. В 1792 - 1796 гг. Аракчеев возглавлял у Павла артиллерию, а затем все сухопутные войска. В Гатчине навыки прусской системы обучения войск, перед которой преклонялся князь-наследник, стали и навыками Аракчеева.

При восшествии на престол (1796 г.) Павел 1 пожаловал своему помощнику чин генерал-майора, орден святой Анны 1-й степени, вотчину Грузине в Новгородской губернии и назначил его комендантом Петербурга. В следующем году он удостоил его титулом барона, орденом святого Александра Невского и поручил еще две должности - генерал- квартирмейстера всей армии и командира лейб-гвардии Преображенского полка. Отношения Аракчеева со вспыльчивым и неуравновешенным Павлом были все же неровными. В феврале 1798 г. он попал в опалу (когда застрелился обиженный им офицер) и отставлен от службы с пожалованием чина генерал-лейтенанта. Но уже в мае Павел возвращает его к себе, назначает на прежнюю должность генерал-квартирмейстера, поручает еще пост инспектора всей артиллерии, жалует графским титулом. Аракчеев помог Павлу провести ряд мероприятий, улучшивших организацию русской армии, особенно артиллерию, но, следуя примеру императора, усердствовал в насаждении суровых форм воинской дисциплины и прусских методов обучения войск. Он был педантично требовательным и взыскательным, но без садизма, который ему приписывала молва. "Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, - говорил Алексей Андреевич, - да что делать? Таким меня бог создал". В октябре 1799 г. он вновь попал в опалу (за попытку отвести от своего брата наказание по службе), получил отставку и уехал в свое имение Грузине.

Вступивший в 1801 г. на престол Александр Павлович окружил себя новыми людьми, но не забыл и Аракчеева, достоинства и недостатки которого он хорошо знал. В 1803 г. он вызвал его из отставки и назначил инспектором всей артиллерии. На этом посту генерал Аракчеев усердно внедрял новую организацию артиллерии и развивал систему ее снабжения. В военной кампании 1805 г. он сумел быстро наладить доставку в армию артиллерийских боеприпасов; находясь в свите царя, присутствовал при Аустерлицком сражении. После кампании сосредоточился на улучшении подготовки артиллерийских кадров, составил "Наставление батарейным командирам", способствовавшее совершенствованию тактики русской артиллерии в войне 1806 - 1807 гг. В 1807 г. Алексей Андреевич был произведен в генералы от артиллерии, в январе следующего года назначен военным министром, а также инспектором всей пехоты и артиллерии.

Военный министр Аракчеев принял деятельное участие в русско-шведской войне 1808 - 1809 гг. Много усилий он затратил на комплектование действующей армии и обеспечение ее всеми необходимыми средствами. В феврале 1809 г. Аракчеев выехал на финский театр войны и, несмотря на сопротивление главнокомандующего русской армией Кнорринга, организовал проведение труднейшего зимнего перехода войск через Ботнический залив с целью переноса боевых действий на территорию Швеции. Это решило исход войны. Военный министр отказался принять от царя высшую награду - орден святого Андрея Первозванного, сославшись на то, что непосредственного участия в походе не принимал. Александр нашел другой способ наградить его: повелел войскам отдавать военному министру положенные ему почести и в местах пребывания царя.

В 1808 - 1810 гг. Аракчеев активно участвовал в проведении военных реформ, что помогло русской армии успешно подготовиться к Отечественной войне 1812 г. Особенно много было сделано для артиллерии: она выделена в отдельный род войск, состоявший из рот и бригад, введена система экзаменов, учебных занятий и боевых стрельб, усовершенствована материальная часть, при артиллерийском управлении создан научно-технический отдел, положено начало изданию "Артиллерийского журнала".

Обиженный тем, что учреждение Государственного совета состоялось без всякого согласования с ним, Аракчеев в январе 1810 г. отпросился с поста военного министра, мотивируя это тем, что время требует "более просвещенных министров". Царь, приняв отставку, счел необходимым назначить Алексея Андреевича в Государственный совет председателем департамента военных дел.

В Отечественную войну 1812 г. Аракчеев неусыпно занимался вопросами подготовки резервов для армии и снабжения ее продовольствием. Выехав в декабре 1812 г. к армии, Александр 1 взял с собой Аракчеева и уже не расставался с ним до окончания военных действий в Европе. В Париже 31 марта 1814 г. он подготовил указ о производстве в генерал-фельдмаршалы вместе с Барклаем-де-Толли и Аракчеева, но тот отказался от такой почести, считая ее для себя слишком высокой.

В конце 1815 г. графу Аракчееву был поручен "надзор за ходом дел" в Комитете министров, и он фактически руководил внутренней политикой, оставаясь верным помощником царя, стараясь во всем исполнять его волю. Примером тому стала система военных поселений, создававшихся по инициативе Александра 1. Они устраивались, начиная с 1810 г. После войны для того, чтобы уменьшить военные расходы, такие поселения формировались по примеру казачьих полков и располагались вдоль западных границ. Назначенный начальником корпуса военных поселений, Алексей Андреевич снискал себе на этой должности печальную славу, поскольку затея царя с самого начала была нежизнеспособной и требовала принудительных мер. Система военных поселений все же пережила своих создателей и окончательно отмерла лишь при Александре II.

Суровый и грубый Аракчеев был строг к себе и берег свое честное имя. Примером этому однажды стала записка, приколотая к двери его приемной и предназначенная для чтения посетителями: "Я, Влас Васильев, камердинер Алексея Андреевича, сим сознаюсь, что в день Нового года я ходил с поздравлениями по многим господам, и они пожаловали мне в виде подарков..." и далее поименно перечислялось, кто именно и сколько дал Васильеву денег. Вслед за камердинером горько раскаиваться пришлось тем, кто попал в этот список.

В 1825 г. Аракчеев пережил два удара судьбы. Вначале он потерял свою ближайшую подругу, экономку Н.Минкину, являвшуюся его фавориткой более 25 лет (была убита дворовыми людьми). В ноябре в Таганроге неожиданно скончался Александр 1. Пребывая в депрессии, Алексей Андреевич не сделал никаких попыток сблизиться с новым императором Николаем 1. Тот, в свою очередь, не простил ему бездеятельности 14 декабря, когда мятеж декабристов поставил под угрозу судьбу престола. 20 декабря Аракчеев был освобожден от заведования делами Комитета министров и перестал быть членом Государственного совета, а в апреле следующего года отпущен и с должности главного над военными поселениями.

После смерти Александра 1 Аракчеев составил завещание на сумму 50 тыс. рублей для написания книги о жизни и деятельности своего покровителя, которую следовало издать через 100 лет, с тем чтобы эта книга была как можно правдивее.

В последние годы Алексей Андреевич занимался устройством своего имения, заботясь о его прибыльности. Умер он 21 апреля 1834 г. и был похоронен с отданием всех воинских почестей. Умирая, он сказал: "Теперь я все сделал и могу вернуться к императору Александру". Прямых наследников Аракчеев не оставил. Указом Николая 1 имение и капитал Алексея Андреевича были переданы в распоряжение Новгородского кадетского корпуса, сюда же отдана значительная часть богатой библиотеки умершего. На карте мира есть Аракчеевы острова (в составе Маршалльского архипелага), открытые в 1817 г. мореплавателем О.Е.Коцебу.

Использованы материалы кн.: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 г.


БЕЗ ЛЕСТИ ПРЕДАН"

Генерал от артиллерии А. А. Аракчеев (1769-1834)

Алексей Андреевич Аракчеев - генерал от артиллерии, граф, председатель Департамента военных дел Государственного совета до сих пор остается личностью, при оценке которой сталкиваются самые различные, в основном негативные, мнения.

Крайний реакционер, всесильный временщик при Александре I, проводивший политику полицейского деспотизма и грубой военщины, -читаем мы в пятитомном сборнике документов Института истории АН СССР.

Руководитель реакционных преобразований в армии (насаждение прусских военных порядков, суровой палочной дисциплины, линейной тактики). Вместе с тем ввел некоторые улучшения в организацию и оснащение артиллерии, - отмечается в другом фундаментальном издании' -Истории СССР с древнейших времен до наших дней.    С позиции сегодняшнего исследователя следует сказать, что в оценках есть много и достоверного, и в не меньшей степени субъективного, а временами и просто ложного.

Возьмем, к примеру, довольно распространенное мнение о плохой образованности Алексея Андреевича.

Так, Н. А. Троицкий назвал его малообразованным, истинно русским неученым дворянином, как не без гордости говорил о себе сам А. А. Аракчеев. На самом же деле он получил образование в одном из лучших военно-учебных заведений того времени - Артиллерийском и Инженерном Шляхетном кадетском корпусе. Причем одолел 7-летний курс обучения за 4 года, став одним из первых кадет, удостоенных вызолоченной медали за прилежание в учебе.

По этой же причине А. А. Аракчеев один из немногих выпущен был из корпуса поручиком с оставлением при родном учебном заведении преподавателем математики и артиллерии.

Так что с образованием у него было все в порядке.

Хотелось бы более объективно оценить роль Алексея Андреевича на посту руководителя отечественной артиллерии.

Отметим, что с 4 января по 1 октября 1799 г. генерал-лейтенант Аракчеев исполнял обязанности инспектора всей артиллерии, с 14 мая 1803 г. по 1808 г., после 4-летнего перерыва в службе (отставки), вновь занимал эту должность и командовал гвардейским артиллерийским батальоном.

В 1808 - 1810 гг. он министр военных сухопутных сил, генерал-инспектор всей пехоты и артиллерии; с 1810 г. - председатель Департамента военных дел Госсовета; с 27 июня 1807 г. - генерал от артиллерии.

В период, очерченный временными рамками 1803-1812 гг., А. А. Аракчеев сыграл, без всякого преувеличения, выдающуюся роль в преобразовании отечественной артиллерии и подготовке ее к противостоянию великой армии Наполеона.

Используя архивные документы, укажем основные направления и этапы в развитии артиллерии, к которым А. А. Аракчеев имел непосредственное отношение.

А) Изменение организации артиллерии

25 августа 1806 г. было Высочайше утверждено положение О составлении артиллерийских бригад из существующих артиллерийских полков, понтонного полка и конных батальонов - формировании артбригад на основе имеющихся артиллерийских батарейных, легких, конных и понтонных рот. 1 июля 1807 г. Именным указом, данным генералу от артиллерии графу Аракчеева, уточнена структура артиллерийских бригад, состоящих из равного количества рот: 2 батарейных, 2 легких, 1 конной и 1 понтонной. Число бригад - 26 соответствовало числу пехотных дивизий. Формирование бригад, укомплектование людьми недостающих батарейных, легких, конных и понтонных рот поручено было лично А. А. Аракчеева.

Такая четкая структура отечественной артиллерии сделала ее более гибкой, современной и повысила боеспособность пехотных дивизий. Ранее, в 1804 г., по инициативе А. А. Аракчеева каждая артиллерийская рота в походе, кроме обычного обоза, получала полевую кузницу. Напомним, что до этого были только полковые кузницы. Вследствие такого нововведения артиллерийская рота становилась основной, полностью независимой и автономной структурной единицей. Боевые действия в войнах подтвердили правильность этого шага.

Б) Боевая подготовка артиллеристов

В 1804 г. А. А. Аракчеевым был разработан и Высочайше утвержден порядок проведения артиллерийских учений и на этой основе подготовлено Наставление батарейным командирам.

Согласно наставлению учения проводятся поротно, две недели отводится на лабораторные занятия, месяц - на лагерные. После 6-недельного отдыха легкие и конные роты участвуют в совместных маневрах с пехотными и кавалерийскими полками.

Лабораторные занятия представляли собой проверку и осмотр материальной части (орудий, лафетов и др.) и боеприпасов; изготовление боеприпасов и элементов к ним (бомб, ракет, скорострельных трубок, фитилей и др.).

Во время лагерных учений отрабатывались всевозможные действия у орудия, причем пока одна полурота стреляла с места, вторая отрабатывала действия в движении. Командиры тут же заполняли журналы учений, которые по команде передавали инспектору всей артиллерии. На каждое орудие полагалось иметь 100 холостых зарядов: 10  - с ядрами, 3 - с картечами, а на единорог - 6 с гранатами.

Можно ли, зададим себе после этого вопрос, подобное тщательно продуманное, методически отработанное и содержательное учение назвать муштрой? Думается, нет.

В) Повышение образовательного уровня артиллерийских офицеров

Решение названной проблемы напрямую было связано с дальнейшим совершенствованием боевой подготовки.

А. А. Аракчеев подготовил Указ Военной коллегии от 17 февраля 1804г. об экзаменовании артиллерийских поручиков, подпоручиков, а также юнкеров и фейерверкеров, которые назначались к производству в офицеры по артиллерии. Экзамены должны были проводиться в Артиллерийской экспедиции, а назначаться инспектором всей артиллерии. Определение к производству зависело от количества белых и черных шаров, которыми члены комиссии оценивали знания экзаменующихся. В нестоличных артиллерийских полках и батальонах экзамены надо было проводить в присутствии военных губернаторов и комендантов.

6 марта 1808 г. министр военных сухопутных сил объявил Указ Военной коллегии об определении отставных офицеров в артиллерию, который гласил, что такое определение должно производиться только по представлении отставными офицерами свидетельств, выданных им после сдачи специальных экзаменов (по положению от 17 февраля 1804 г.). Причем, об определении в артиллерию и дате сдачи экзаменов следовало объявлять в газетах.

В другом указе от 15 марта 1808 г. А. А. Аракчеев потребовал составлять особый список артиллерийских обер-офицеров, которые худо аттестованы, и представлять его инспектору всей артиллерии вместе с производством прочих офицеров с указанием, за какой порок кто чином обойден.

Озабоченный необходимостью улучшения подготовки фейерверкеров, А. А. Аракчеев 22 февраля 1811г. делает представление о переформировании резервной роты, предназначенной для подготовки исключительно фейерверкеров, в гвардейскую учебную, а в мае 1812г. была создана и вторая гвардейская учебная рота.

В ответ на замечание П. И. Меллера-Закомельского, который убеждал, что в экономическом отношении выгоднее было бы учебные роты учредить не гвардейскими, а на полевом положении, А. А. Аракчеев, человек безмерно бережливый, возразил: Здесь нечего смотреть на расходы; у меня гвардейские артиллеристы, на что потребуется годы, сделают в один месяц.

Г) Создание Ученого комитета по артиллерийской части

14 декабря 1808 г. по представлению А.А. Аракчеева Высочайше был утвержден Ученый комитет по артиллерийской части. Основная задача комитета определялась так: всемерно содействовать развитию артиллерийской науки, усовершенствованию материальной части и боеприпасов, помочь офицерам в учебе.

В связи с этим комитет был обязан:

1. Рассматривать рассылаемые по арсеналам и заводам чертежи орудий, снарядов и других артиллерийских принадлежностей, сведения о полезных изменениях представлять генерал-инспектору всей артиллерии и публиковать в Артиллерийском журнале.

2. Рассматривать все проекты, касающиеся артиллерии, и делать по ним подробные опыты. По завершении исследований докладывать генерал-инспектору всей артиллерии свое мнение.

3. В присутствии всех членов комитета производить экзамен всем к производству по артиллерии представляемым юнкерам и фейерверкерам.

4. Осуществлять издание Артиллерийского журнала, полезного и содержательного для артиллерийских офицеров.

5. Составить при комитете артиллерийскую библиотеку из лучших до военного искусства относящихся книг. Учредить ее таким образом, чтобы артиллерийские офицеры могли свободно ею пользоваться.

Д) Совершенствование материальной части и боеприпасов

30 апреля 1808 г. А. А. Аракчеев разработал Инструкцию для приема артиллерийских орудий. В ней 23 пункта, 15 из них посвящены описанию дефектов, которые не позволяли принять ствол. Указаны последовательность проверки стволов и порядок их испытаний (тремя выстрелами), а также осмотра после выстрела, правила клеймения и хранения принятых стволов.

Этим же днем датируется Инструкция для приема из арсеналов лафетов, передков, зарядных ящиков и принадлежностей. Особое внимание уделено колесам: они должны подходить и к орудиям, и к передкам, и к зарядным ящикам.

25 июня 1808 г. на основе опытов, проведенных по указанию А. А. Аракчеева, предложено внести изменения в конструкцию бомб и гранат, например, стенки бомб и гранат делать равной толщины, уменьшить зазор между диаметром снарядов и калибром орудий. В результате боеприпасы морской и сухопутной артиллерии одного калибра стали взаимозаменяемыми.

Учреждены были подвижные арсеналы на случай военного времени для выполнения крупного ремонта орудий и принадлежностей в полевых условиях.

Опытным путем (впервые в России) под руководством А. А. Аракчеева был установлен четкий вес заряда и пули в патронах всех видов ручного огнестрельного оружия русской армии.

Перечисленные направления деятельности характеризуют А. А. Аракчеева не только как высокообразованного профессионала - руководителя артиллерийского дела, но в ряде случаев и как хорошо подготовленного инженера-исследователя, ученого.

Многие биографы, историки отмечали, что у А. А. Аракчеева было немало личных врагов, которые нетерпимо относились к нему, а некоторые просто ненавидели. Одна из причин того - непримиримое, беспощадное отношение графа к казнокрадству и взяточничеству, независимо от того, кто в этом был уличен.

Представляется, многое можно лучше понять в поведении и характере А. А. Аракчеева, а может быть, и объяснить, если обратиться крайнему периоду его жизни, к годам его детства и пребывания в кадетском корпусе.

Алексей Андреевич Аракчеев родился 23 сентября 1769 г. в д. Гарусово Вышневолоцкого уезда Тверской губернии в семье потомственного военного, род которого славился храбростью и усердием в воинской службе. Его прадед - Степан Андреевич служил в армии и умер в чине капитана, дед - Андрей Степанович был подпоручиком и погиб в войне с Турцией; брат деда - Иван Степанович за службу, ратоборство и храбрость, проявленные в войне с Турцией, получил в награду вотчину.

Отец Алексея - Андрей Андреевич, став поручиком лейб-гвардии Преображенского полка, предпочел выйти в отставку и превратиться в небогатого деревенского помещика, за которым в Вышневолоцком уезде числилось двадцать душ крепостных крестьян.

Глава семьи большую часть времени проводил в безделье, но слыл добрым помещиком, крестьянам своим не докучал излишними капризами, а по мере возможностей даже старался облегчить их участь. От отца старшему сыну Алексею передалась, пожалуй, лишь одна из отличительных черт характера - всей душой к кому-либо привязываться.

Характером своим Алексей Андреевич пойдет скорее в мать - Елизавету Андреевну Ветлицкую, происходящую также из небогатых дворян. Будучи женщиной на редкость деятельной, Елизавета Андреевна одна несла на себе нелегкий груз забот о хозяйстве, была в доме и кухаркой, и прачкой, и прислугой. Благодаря ей дом и хозяйство Аракчеевых славились в округе своей необыкновенной чистотой и порядком, а все домочадцы были одеты хотя и скромно, но опрятно.

Трудолюбивая и бережливая Елизавета Андреевна требовала и от других такого же трудолюбия и бережливости, учила жить прилично. Однако присущая ей бережливость не переходила грани, за которой начиналась скупость.

Из троих своих сыновей Елизавета Андреевна всегда выделяли старшего - Алексея и любила его по-особенному, стараясь подготовить к будущей жизни. Алексей рано стал привлекаться матерью к работе по хозяйству, приучаться к чистоте и порядку. Набожная до крайности, Елизавета Андреевна постоянно брала Алексея с собой в церковь, учила его молитвам, внушала уважение к нормам христианской этики. И уроки матери не прошли для сына бесследно. В Алексее рано появились и трудолюбие, и привычка к порядку, и редкая в его возрасте бережливость. Мальчик рос не по годам серьезным. В нем не было свойственной детям склонности к шалостям и озорству. К одиннадцати годам Алексей имел вполне сложившийся характер и недетскую самостоятельность в суждениях и поступках.

В этом возрасте к нему приходит неодолимое желание, возникшее под влиянием встречи с детьми соседского помещика - кадетами Артиллерийского и Инженерного Шляхетного кадетского корпуса - учиться в этом военно-учебном заведении.

В 14 лет отец повез Алексея в столицу устраивать в Артиллерийский и Инженерный Шляхетный кадетский корпус. И сразу же возникли большие финансовые затруднения. Чтобы попасть в корпус, необходимо было внести первоначальный взнос 200 рублей, а их у отца не было. Ограничив себя во всем, продав зимние вещи, голодая, отец и сын в течение полугода пытались добиться милостивого разрешения о приеме в АИШКК в виде исключения. Отчаявшись, со слезами в голосе кинулся мальчик при последней встрече с директором кадетского корпуса к П.И. Мелиссино и заговорил: Ваше превосходительство! Примите меня в кадеты! Мы ждать более не можем, потому что нам придется умереть с голоду. Всю жизнь буду благодарен Вашему превосходительству и буду молиться за Вас Богу! Батюшка мой не вытерпит и умрет здесь, а я за ним.

На сей раз директор, тронутый искренним обращением мальчика, распорядился принять А. А. Аракчеева в кадетский корпус и ни разу в последующем не пожалел о своем решении.

Уже через семь месяцев после начала обучения благодаря достигнутым успехам в математике и артиллерии Алексей был переведен в верхние классы. В феврале 1785 г. он производится в капралы, а еще через семь месяцев - в сержанты и награждается вызолоченной медалью за прилежание.

Выпущен он был из кадетского корпуса в сентябре 1787 г. поручиком с оставлением, как было уже отмечено, при корпусе преподавателем математики и артиллерии. Ему же поручено заведование корпусной библиотекой.

По рекомендации П. И. Мелиссино в 1792 г. он был назначен командиром артиллерийской роты гатчинской артиллерии и сделал ее образцовой во всех отношениях, за что производится в капитаны.

Невероятной работоспособностью Алексей Андреевич быстро завоевал сердце Павла I и в конце концов дождался своего звездного часа. Через три года он становится майором, комендантом и инспектором пехоты в Гатчине. Узнав, что императрица уже при смерти, Алексей помчался в Зимний. Павел был уже там. Эпизод тут произошел весьма любопытный. Смотри, Алексей Андреевич, - сказал ему Павел, - служи мне верно как и прежде. Затем позвал сына Александра. После лестного отзыва об Аракчееве, сложив их руки вместе, прибавил: Будьте друзьями и помогайте мне. Конечно же, это был обычный спектакль, разыгранный императором. Но как ни странно, Аракчеев действительно стал ближайшим сподвижником Александра Павловича. Известно также и то, что именно его Павел уполномочил следить за сыном. В день первой встречи Александр, видя промокший от снега воротник Аракчеева и узнав, что тот выехал из Гатчины в одном мундире, не захватив с собой никаких вещей, повел его к себе и дал ему собственную рубашку.

Эту реликвию Алексей Андреевич хранил всю жизнь и завещал похоронить себя именно в ней.

8 июня 1796 г. А. А. Аракчеев был произведен в полковники, а 7 ноября назначен санкт-петербургским комендантом; на следующий день произведен в генерал-майоры, а 9 ноября - в майоры лейб-гвардии Преображенского полка. В апреле 1797 г. он становится кавалером ордена св. Анны 1 -и степени, ему пожаловано было баронское достоинство и орден св. Александра Невского. Зная непростое материальное положение, император дарит А А. Аракчееву имение Грузине в Новгородской губернии с двумя тысячами крестьян.

Но вскоре случилось то, что часто случается с людьми талантливыми: Аракчеев попал в немилость. Поводом послужила жалоба офицеров императору на суровое с ними обращение. Будучи человеком страстно преданным своему делу, Алексей Андреевич требовал такой же преданности от подчиненных. Здоровье, семейные интересы - все приносилось в жертву службе. 18 марта 1798 г. он был отстранен от должности, но 22 декабря вновь принят на службу, а 4 января 1799 г. назначен командиром гвардейского артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии. Тогда же А. А. Аракчеев награждается орденом св. Иоанна Иерусалимского и получает достоинство графа. Герб его украсился собственноручной надписью Павла I: Без лести предан.

Однако в 1799 г. Аракчеева постигает новая опала по ничтожной причине. Кто-то в арсенале срезал мишуру с церемониальной артиллерийской колесницы, причем тогда, когда караул стоял под командованием брата Аракчеева - Андрея. Пытаясь выгородить его, Аракчеев в рапорте указал, что командиром караула было другое лицо. Павел I не простил ложь своему любимцу и отправил в отставку надолго. Он вспомнит о нем, вероятно, как о самом верном соратнике за несколько дней до своей смерти и вызовет к себе. Но в ту самую ночь, когда Павел умирал в Михайловском замке, Аракчеева задержали у заставы Петербурга. Графа не пропустили в город по приказу самого генерал-губернатора Палена.

Впрочем, оставаясь пока не у дел, граф занялся наведением порядка в своем имении. Грузине превратилось в огромный музей памяти Павла I, а затем и Александра I. Посетители всегда обращали внимание на изумительную чистоту и порядок в селе. Здесь проложена была парадная улица, по которой крестьянам запрещалось возить хозяйственные грузы, для этого существовала околица. Если по дороге проезжал чей-либо экипаж, то крестьяне обязаны были заметать следы, оставляемые колесами.

Аракчеев, вероятно, считая себя отцом для своих крепостных, достаточно оригинально женил их. Когда появлялось определенное число женихов и невест, он призывал их к себе, расставлял попарно, кто кого выбрал, а потом приказывал невестам поменяться и тут же венчал. Для замужних женщин он издал собственное сочинение Краткое наставление для матерей-крестьянок Грузинской вотчины, состоящее из 36 пунктов и регламентирующее всю их жизнь. Книжка эта должна была храниться в каждой семье за образами, а раз в месяц женщины обязательно собирались в одной избе и священник на основе этих правил делал им внушения.

Те, кто когда-то побывал в гостях у А. А. Аракчеева, вспоминали часто особенности его характера. Например, Е. Ф. фон Брадке был приглашен со своим другом самим Аракчеевым. Их разместили в комнатах для гостей и подали чай с хлебом. Но поскольку хлеба оказалось очень мало, гости попросили у слуги добавки. Тот удалился и, вернувшись, извинился, что нигде не мог найти графа. Оказывается, Аракчеев сам определял для каждого гостя порцию и изменить ее мог только он! Каждый раз, когда накрывали стол, прежде чем начать есть, Алексей Андреевич давал попробовать от каждого блюда своей собачке. Обычно стол графа оказывался весьма хорош, но порции не должны были превышать известной меры, а куски жареного мяса или котлеты делались точно по числу гостей. И все же, несмотря на эти и другие странности, хозяин был отзывчив, всегда стремился удовлетворить все желания гостей и оставить хорошее впечатление о пребывании в его имении.

С Александром I А. А. Аракчеев сблизился, когда тот еще был наследником. Он активно участвовал в войне со Швецией, особую роль в которой сыграла артиллерия. Новый император оценил немалые заслуги Алексея Андреевича: 27 июня 1807г. он был произведен в чин генерал от артиллерии.

Александр I очень часто и без всякого предупреждения бывал в Грузине. Другие же, чтобы посетить это знаменитое место, либо ориентировались на флаг, который вывешивался на станции Чудово (за несколько километров от имения) и, поднимаясь или опускаясь, возвещал, принимает граф или нет. Многие считают, что здесь император, наблюдая идиллическую жизнь аракчеевских угодий, проникся мыслью о военных поселениях. Известно, что Аракчеев, как ни странно, первоначально не разделял этой идеи, но желание государя было для него законом, и со свойственной ему энергией он взялся за проведение этой непопулярной для многих реформы. В начале Отечественной войны 1812 г. А. А. Аракчеев находился при 1 -и Западной армии. Вернувшись в действующую армию в декабре 1812г., он проделал с войсками заграничный поход 1813 - 1814 гг., участвовал в боях при Люцене и Бауцене. Во время Отечественной войны главной заботой Аракчеева было снабжение армии продовольствием.

После окончания войны Александра I волновал вопрос об осуществлении военных реформ и, в частности, военные поселения. Аракчеев поддерживал инициативу императора.

Главная суть солдатских поселений заключалась в том, что солдат не только нес службу, но и должен был еще заниматься земледелием. Предполагалось, что войско должно прокормить само себя. Солдат расписывали по государственным крестьянам, и те содержали полк, их дети становились в будущем солдатами данного полка.

Но осолдатчивание, жизнь по распорядку ни к чему не привели. Это был худший вариант крепостного права. Начались бунты, выступления крестьян, которые жестоко подавлялись. Со смертью императора Александра I деятельность графа Аракчеева в этом направлении постепенно прекратилась.

За верную службу царю и Отечеству А. А. Аракчеев часто поощрялся Александром I, но, получая награды, показывал свой характер. Имея орден Александра Невского, отказывался от других орденов (св. Владимира, св. Андрея Первозванного). Удостоившись портрета государя, украшенного бриллиантами, портрет взял, а бриллианты возвратил. Он отказался от пожалования его матери звания статс-дамы. Возмущенному Александру I ответил, что сельской женщине это не нужно.

После 1815г. Аракчеев становится первым человеком в государстве и фактически определяет всю внутреннюю политику империи. Любой министр, чтобы добиться приема у Александра I, обязан был вначале побывать у Алексея Андреевича. И вот как это происходило: с четырех утра начинали съезжаться к графу министры и другие сановники. Дежурный адъютант на доклад о прибытии кого-либо из них чаще всего не получал никакого ответа, что означало: необходимо подождать. Часто случалось, что и на второй доклад следовала та же реакция. Наконец, обычно через несколько часов, в кабинете раздавался колокольчик, и граф указывал, кого позвать.

С кончиной 19 ноября 1825 г. Александра I переменилась и роль Аракчеева. Продолжая находиться в заторможенном состоянии, Аракчеев хотя и знал заранее через верного Шервуда почти все о заговоре декабристов, но не стал предпринимать каких-либо активных шагов. И лишь с принесением присяги Николаю I он возрождается, но пик славы его уже миновал.

Граф отправляется в путешествие за границу. В Париже по собственным чертежам заказывает изготовление столовых бронзовых часов с бюстом Александра I и с музыкой, которая играла каждые сутки в 11 часов дня, то есть в час кончины императора. Он берег все вещи, связанные с любимым императором.

В 1826 г. государь пожаловал А. А. Аракчееву 50 тысяч рублей на лечение, которые граф немедленно препроводил на учреждение пяти стипендий имени Александра I при Павловском институте для воспитания дочерей дворян Новгородской губернии. В 1833 г. он внес в Государственный заемный банк 50 тысяч рублей ассигнациями, предназначенных со всеми процентами тому, кто через девяносто три года, в 1925 г., напишет лучшую историю царствования Александра I.

На денежные пожертвования графа Аракчеева 15 марта 1834г. был открыт Новгородский кадетский корпус: Алексей Андреевич внес в казну 300 тысяч рублей ассигнациями. При открытии кадетского корпуса, незадолго до кончины, присутствовал и сам А. А. Аракчеев.

А. А. Аракчеев умирал 21 апреля 1834 г. на диване, на котором когда-то любил отдыхать Александр I, не спуская глаз с его портрета. Срочно присланный к нему Николаем I лейб-медик Я. В. Виллие уже ничем не мог помочь. Похоронили Алексея Андреевича в сельском храме у подножия бюста императора Павла I. После смерти графа все движимое и недвижимое его имущество, библиотека, насчитывающая более 10 тысяч томов, редчайшие вещи, портреты, рескрипты Александра I и Павла I, были завещаны Новгородскому кадетскому корпусу, принявшему его имя. Девиз, начертанный на гербе графа А. А. Аракчеева - Без лести предан, стал и девизом воспитанников Новгородского (с 1865 г. Нижегородского) графа Аракчеева кадетского корпуса.

В.М.Крылов Кадетские корпуса и Российские кадеты 1998